[ Log In ]
Поэзия для всех


У нас любят порассуждать о читателе. И так и эдак склоняют его пристрастия, вкусы, потребности и интересы. С легкостью необыкновенной (особенно критики) произносят это магическое слово-понятие. Но имеем ли мы реальное представление об этом явлении и что мы можем конкретно сказать о современном любителе стихов, если воспользоваться этим несколько слащавым определением? Ведь без такого объективного знания любой разговор о популярности «все это так-из головы».

Вообще, сам вопрос о необходимости широкого отзвука для поэзии выглядит риторическим. Он возникает, если налицо две крайности-либо стихи пользуются массовым спросом, народной популярностью, либо когда есть ощущение, что поэзия не «звучит», особенно современных авторов. Мне думается, что в 80-е годы одновременно присутствуют эти две полярные тенденции интереса к поэзии. Впрочем, они всегда были характерны для отечественной литературы.

С одной стороны, степень просвещенности народа, его культурного потенциала заложена именно в интересе к поэтическому слову как «коренному» в искусстве. Классика поэзии у нас глубоко чтима, пользуется народным откликом. Достаточно сослаться на последний рекорд в издании поэзиидвадцатидвухмиллионный «безлимитный» Есенин. Что тут можно возразить?!

Но с другой стороны, были и есть поэты с негромким голосом, не рассчитанным на массовую аудиторию, которым не «одиноко» и со своей славой. Их книги ищет тот, кто знает, что он в них может найти.

Но для тех и для других поэтов имеется немало общих точек соприкосновения, главная из которых заключается в том, что их поэзия была или существует ныне «чуть выше» современных умонастроений. Говорю не о какой-то избранности (хотя и она реально существует, сколько бы мы ни подгоняли живую жизнь под единые показатели), не о надмирности позиции творца, а всего лишь о характерной особенности жанра. Всё, что иной раз выглядит новацией для большинства, поэзия выразила гораздо раньше, не между строк, а в самой атмосфере слова и стиха, в его дыхании, в образном видении, в неоднозначности оценок. А что ждет нас в будущем, она столь же интуитивно выражает сейчас. Это, если хотите, тайна, но тайна, открытая для всех.

Вот почему поэзия столь явственно необходима всем и каждому, вот почему она в одно и то же время массово популярна и замкнуто одинока. Отсюда и интерес проявляется, либо в рассеянном отражении (большой читатель), либо в направленной концентрации (малый читатель).

Развиваясь одним потоком, единым организмом, отвергая наши субъективистские оценки, типа деления на десятилетние среды или же разграничений лирики на «тихую», «громкую», поэзия плодотворна разнообразием своих внутренних поисков, течений, даже споров. Лишь бы не было «школы равнодушных» (Николай Тихонов).

Такая «всеядность» представляет собой отнюдь не дань времени. Мы устали от искусственного насаждения одной точки зрения, от агрессии одного взгляда и разумения. Широта приятия мира, его неоднозначности сегодня вступает в явное противоречие, даже борьбу с доморощенным эстетством и «охранительной» функцией. В этих крайностях, думается, уже не высечь никакой искры нового откровения.

Вместо показа истинного богатства, поддержки разнообразия и полифонизма традиций мы усредняли дарования, принижали их, боялись истинного раскрепощения духа. Вместо понимания сложной диалектики революционного и эволюционного путей развития культур мы схоластически уповали лишь на первый, отсчитывали от него все достижения и успехи, забывая, принижая эволюционный путь развития, находившийся, естественно, в неразрывной связи с революционными изменениями. Сегодня потери в каждой литературе всплыли особенно явственно-это и духовное наследие прошлого, таившееся за семью замками, и новаторская сущность тех, кто «всю жизнь стремились быть как все».
 
Вадим Дементьев.


<Сюда  ... Туда>